Когда закон бессилен Психологи фонда рассказывают о «странных проблемах» выпускников детских домов

Фонд «Дети России — Будущее Мира» больше 10 лет занимается проблемами детей-сирот, и 7 лет сопровождает выпускников детских домов и интернатов. Опыт «полевой работы» специалистов фонда часто служил отправной точкой для улучшения системы государственной защиты прав выпускников. С тех пор значительно усовершенствовалось законодательство, официально признана необходимость постинтернатного сопровождения. Казалось бы, всё учтено. Но до сих пор актуальна проблема психологической уязвимости выпускников детских домов. О ней нам рассказали психологи-кураторы фонда Надежда Геннадьевна Елисеева и Наталья Ивановна Черепанова.

Странная любовь

Надежда Геннадьевна: «Сейчас наших выпускников защищает закон, и комнату у них так просто не купишь. Но, как оказалось, слабым местом наших подопечных стала … любовь. Вот характерный случай. Выпускник Андрей* познакомился с женщиной. Дама с ребёнком, возрастом около 30 лет. Поселились у него в комнате, и вскоре Андрей решил оформить брак. Я ему советовала сначала приватизировать комнату, оформить недвижимость в свою собственность, а потом уже жениться. Куда там! Любовь-морковь… Со мной он вдруг отказался общаться, сказал, что не доверяет, фактически отказался от кураторства. Проект сопровождения к тому времени закончился. Он женился. Затем через пару месяцев звонит мне на мобильный и говорит, что супруга выгнала его из дома, а её друзья-мужчины серьёзно ему пригрозили. Затем он перестал отвечать на звонки, и, похоже, попал в тяжёлую ситуацию. Я его не могла найти, поехала к нему в комнату, а там его жена живет с ребёнком и заявляет, что муж сам уехал неизвестно куда. Через некоторое время я ещё раз приехала с проверкой, в комнате проживали уже квартиранты-арендаторы. Вполне возможно, что через некоторое время она как официальная его супруга, приватизирует комнату себе в собственность, а мужа объявит пропавшим без вести. Получается, его выгнали из комнаты, не нарушив при этом закон. Формально всё в порядке, просто парень женился и остался на улице. Всё это случилось, когда он не находился на сопровождении кураторов фонда».

Наталья Ивановна: «Именно так. Проект сопровождения длится несколько месяцев, затем 3-4 месяца перерыв, и за это время обязательно что-нибудь нехорошее случается. У меня выпускница Лена в 21 год родила третьего ребёнка и реализовала своё законное право на материнский капитал. Но как она его реализовала! Сделку провернул её сожитель, и по документам всё вроде бы в порядке: куплена целая двухкомнатная квартира в Чулымском районе, а Лена — собственница. Когда Лена ко мне вновь поступила на сопровождение с этой радостной новостью, я посмотрела документы. Квартира в доме на двух хозяев, без туалета, без ванной, все удобства во дворе. Жильё требует ремонта, в антисанитарном состоянии. Находится в 300 км от Новосибирска, в 100 км от ближайшего областного центра. Общественный транспорт в это село ходит один раз в неделю. Разумеется, она сама в этом доме ни разу не была. Смотреть дом ездил её сожитель, а продавец оказался его знакомым. Она сожителю поверила и оформила сделку. Формально всё законно: кадастровый паспорт объекта, свидетельство собственника и т. д. А жить в этом доме невозможно, цена оказалась завышена, куда в итоге ушли средства материнского капитала — непонятно. Кстати, тот сожитель с нею не живёт уже. Возможно, уехал на родину, в Среднюю Азию. У Лены теперь новая любовь. Скоро она рожает ещё одного ребёнка».

Странная дружба

Надежда Геннадьевна: «Вот ещё наблюдение из практики за последний год. Молодым выпускникам сейчас дают квартиры-студии, и отобрать это жильё нельзя. Но! У них очень часто поселяются и живут так называемые непонятные друзья. Которые не платят за жилье, пользуются всеми коммунальными услугами бесплатно и побуждают выпускника тратить заработок и пенсию не на оплату долга по квартире, а на потребительские нужды всей компании. Друзья живут. Долг растёт. Все счастливы. Я лично приезжала и гоняла такие гоп-компании. Хозяин квартиры говорит: «Это же друзья!» Я спрашиваю: «Пусть Вы друзья, но Вы же здесь живёте, почему не платите хотя бы за коммунальные услуги?» Отвечают: «Мы же не хозяева. Хозяин должен платить». Замечательные друзья, правда?»

Странные кредиты

Наталья Ивановна: «Особенно податливы выпускники коррекционных школ. Многодетная Лена, кстати, выпускница детского коррекционного дома №6, диагноз — легкая умственная отсталость. Она инфантильная, доверчива, хоть и социализирована в бытовом плане. И мальчики тоже такие. По паспорту дееспособные, в бытовом плане адаптированные. Но если дело касается взаимодействия с социальными институтами, им необходима помощь тьюторов, кураторов. Здесь одного закона мало, закон не может защитить от манипуляций и психологического давления».
Надежда Геннадьевна: «Ведутся легко! Вот свежий пример. Татьяна, 22 года. Ей предложили наличные деньги — 18 тысяч рублей за то, что она возьмёт на свой паспорт потребительский кредит на айфон, по которому она должна с процентами выплатить 80 тысяч рублей. Это же выгодно! — сказали ей некие замечательные друзья. Ты сейчас сразу получишь живые деньги, а сама потом потихоньку будешь выплачивать кредит. Я ей говорю: «Таня, ты о чём думала, дорогая? Почему ты мне не позвонила, прежде чем кредит подписать?» Она отвечает: «Я же знала, что Вы не одобрите. И не позвонила». Вот почему сопровождение должно быть непрерывным и обязательным. У меня в сентябре выпускник выплатил весь долг по коммуналке. Победа! А надолго ли? В ноябре проект закончится, и что будет зимой, в перерыве — кто знает».

Перерывы в сопровождении

Надежда Геннадьевна: «Проблему непрерывного сопровождения надо ставить, однозначно. Их вообще без присмотра в первые три года нельзя оставлять. В 2016 г. случился перерыв между двумя проектами сопровождения. У меня один парень попал в места лишения свободы, пока меня не было. Я к нему приезжаю — ты куда пропал? Он шутит — «был в командировке». А это не шутки, между прочим. Получается, когда они выпадают из нашего сопровождения, когда мы не звоним, не надоедаем — «оформи паспорт, заплати за квартиру, посмотри показания счетчика, как у тебя дела на работе» — сами себя они контролировать не могут».

Наталья Ивановна: «Давайте я подведу итог. Несмотря на законодательную защиту, выпускники психологически уязвимы в первые годы самостоятельной жизни. Их легко обмануть, легко запугать. Фактически, их вынуждают поступать себе во вред, не нарушая законодательства. На бумаге получается, никто, кроме самих выпускников, не виноват: сам женился, сама оформила сделку, сама взяла кредит. Особенно это важно для выпускников коррекционных детских домов. Для них вообще лучший вариант — жить при постоянном кураторе».

Надежда Геннадьевна: «Перерывы в сопровождении негативно сказываются на отношениях с выпускниками. За время кураторства мы налаживаем контакты, устанавливаем неформальные отношения доверия, эмоциональную связь. Затем после вынужденного перерыва обнаруживаем, что отношения приходится строить заново, а выпускник уже попал под влияние «странных друзей». Нет у них психологической устойчивости, её надо воспитывать два-три года подряд. Надеюсь, удастся эту проблему поднять на региональном уровне. Ведь там, где проблема в психологии, — закон бессилен».

Беседовала Елена Васильева


*Имена выпускников и выпускниц детских домов-интернатов в статье изменены. Любые совпадения являются случайностью.